Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Конвои надежды

К 75-й годовщине прибытия в Архангельск первого арктического конвоя


Я с нетерпением жду, когда в конце месяца поеду в Архангельск, где приму участие в памятных мероприятиях по случаю 75-тилетия прибытия в порт этого города первого арктического конвоя под кодовым названием «Дервиш», перевозившего грузы для СССР по программе ленд-лиза.  Вместе с  коллегами из Великобритании, Канады, Австралии и Новой Зеландии мы будем чествовать юбилей этого исторического события, положившего начало поставкам военной техники и материалов военного назначения, столь необходимых СССР -  нашему союзнику во Второй мировой войне.  Целесообразно и правильно почтить память этого арктического конвоя вместе с российскими организаторами торжеств. Ведь это хорошее напоминание о том, что США и СССР смогли объединить усилия в переломный момент мировой истории.  Я убежден, что наши страны не только способны снова работать вместе, но и должны это делать.

Поставки американской продукции военного назначения в Архангельск и Мурманск осуществлялась в рамках Закона о ленд-лизе 1941 года. В соответствие с ним Конгресс США санкционировал передачу американским союзникам вооружений в аренду, их продажу или обмен.  Всего 41 союзный конвой доставил в Архангельск и Мурманск более 4,2 миллионов тонн грузов – от тракторов и дизельных двигателей до артиллерийскихустановок и танков. Эти поставки усилили боеспособность Советской Армии в боях с нацистами и укрепили наш союз в противостоянии нацизму.

Будучи уроженцем штата Висконсин и любителем истории, я особенно заинтересовался событиями, связанными с американским крейсером «Милуоки» (CL-5).  В годы Второй мировой войны этот легкий крейсер сопровождал союзные конвои в Тихом океане и отражал нападения боевых кораблей нацистов.  В 1944 году США передали этот корабль в аренду Советскому Союзу. Крейсер был принят на вооружение Северного флота ВМФ СССР под названием «Мурманск» и патрулировал Северный Ледовитый океан.  Так частичка американского Среднего Запада оказалась на русском Севере.

Во время визита в  Архангельск я собираюсь также посетить некрополь, где покоятся британские военнослужащие, павшие в Первой и Второй мировой войнах, и возложить цветы в память о тех, кто погиб в тяжёлых рейсах и военных сражениях.  Когда-то на этом кладбище были похоронены и несколько американских солдат, но впоследствии их останки были перевезены на родину.  С моим британским коллегой мы также намерены почтить память американских и  британских военнослужащих, нашедших последнее пристанище в Мурманске.  Я надеюсь, что в этом году смогу посетить места их захоронения и лично отдать дань памяти этим отважным людям.



Американский крейсер «Милуоки» (CL-5)
USS Milwaukee (CL-5)


Кратко об истории Закона о ленд-лизе и арктических конвоев в Архангельск и Мурманск

11 марта 1941 года Конгресс США сделал исторический шаг, приняв Закон о ленд-лизе, разрешающий передачу американским союзникам вооружений в аренду, их продажу или обмен.  Законодательная деятельность президента Рузвельта, направленная против изоляционистских настроений в США и стимулировавшая перевод американской промышленности на военные рельсы, заложила основу для вступления Соединенных Штатов во Вторую мировую войну.  Хотя этот закон предназначался для оказания помощи Великобритании, вторжение нацистской Германии в СССР в июне 1941 подтолкнуло к созданию советско-американского союза, и в октябре того же года союзники договорились о распространении поставок по ленд-лизу на СССР.  Помощь начала поступать именно тогда, когда Советский Союз нуждался в ней больше всего. В конце октября 1941 года нацисты взяли Калинин (сейчас Тверь) и Калугу в ходе наступления на Москву. Моральные силы и материальные ресурсы СССР истощались.

В ноябре 1941 первая партия американской техники поступила в Советский Союз по Северному морскому пути.  Этот ледовый маршрут пролегал из портов атлантического побережья США и Великобритании к морским портам русского Севера:  Мурманску на побережье Баренцева моря, и Архангельску, расположенномув  устье Северной Двины на побережье Белого моря.  Занимая где-то от 10 до 14 дней пути, этот маршрут обеспечивал наикратчайшую связь между линией фронта в СССР и внешним миром. Первая партия грузов из США, преодолевшая более 2000 морских миль, содержала 79 легких танков M-3, 59 истребителей Кёртис, почти 1000 грузовиков и свыше 2000 тонн колючей проволоки.


Несмотря на то, что Северный морской путь был самым коротким маршрутом до СССР, он был и самым коварным.  Базы Люфтваффе, расположенные на оккупированном нацистами норвежском побережье, стали плацдармом для совершения воздушных налетов на конвои. А в воде их постоянно подстерегали нацистские подводные лодки.  Чтобы избежать нападений, союзные конвои старались держаться севернее.  Однако по мере приближения к Северному полюсу их движению мешали уже не силы стран Оси, а арктические льды и снега. Не говоря о том, что зимой Белое  море промерзает, что вынуждало союзников приостанавливать до мая перевозки в Архангельск, который был оборудован лучше Мурманска.  Корабли сопровождения сталкивались с еще одной проблемой: при меньших, чем у медлительных транспортных судов, топливных баках им приходилось экономить топливо, чтобы опережать вражеские корабли либо делать отвлекающие маневры.  Невзирая на такие тяжелые условия, конвои продолжались и доставляли в СССР военную технику, материалы военного назначения и продовольствие, столь необходимые советским войскам в войне с нацистами.




Convoys of Hope


The 75th Anniversary of the arrival of the first convoy to the Russian port of Arkhangelsk


I’m looking forward to my trip later this month to Arkhangelsk, where I will help commemorate the 75th Anniversary of the arrival of the first Lend-Lease convoy, code-named “Dervish,” at the Russian port of Arkhangelsk.   I will join British, Canadian, Australian, and New Zealand colleagues in celebrating our supply of much-needed materiel to Russia, our World War II ally.  It is just and appropriate that we and our Russian hosts commemorate this Arctic convoy, because it reminds us that the United States and Russia were able to work together at a critical time in world history.  I believe we are capable of doing so again, and we must.

The delivery of American military equipment to Arkhangelsk and Murmansk was part of the Lend-Lease Act of 1941, whereby the U.S. Congress authorized the transfer of arms by sale, exchange, or lease to American allies.  In total, more than 4.2 million tons of equipment hauled by 41 allied convoys reached Arkhangelsk and Murmansk.  From tractors and diesel engines to gun mounts and tanks, these supplies enhanced the abilities of Soviet forces to fight the Nazis and strengthened our alliance in the war against fascism.

As a Wisconsin native and history lover, I am especially drawn to the Lend-Lease story of the USS Milwaukee (CL-5).  This light cruiser’s World War II career involved escorting Allies’ Pacific convoys and fending off German raiders.  In 1944, the United States lent the ship to the Soviet Navy, where she was recommissioned as the Murmansk and patrolled the Arctic Ocean.  The ship brought a little piece of the Midwest to north Russia.

While I’m in Arkhangelsk, I will visit the Archangel Allied Cemetery where British soldiers involved in World War I and World War II are buried.  I will lay flowers in honor of those who perished in the difficult crossing and in wartime combat.  A number of American soldiers were originally buried in this area as well, but their remains have since been repatriated.  My British colleague and I will also commemorate the three Americans and scores of British military personnel laid to rest in Murmansk.  I hope later in the year to visit their graves and honor these brave allied servicemen.

A brief history of the Lend-Lease Act and the Arctic convoys to Arkhangelsk and Murmansk

On March 11, 1941, the U.S. Congress made history when it passed the Lend-Lease Act, authorizing the transfer of arms by sale, exchange, or lease to America’s allies.  A stepping stone to U.S. entry into World War II, President Roosevelt’s legislation combated isolationist sentiments at home and encouraged the re-direction of U.S. industries to wartime production.  Although the Act was intended to help Great Britain, Nazi Germany’s June invasion of the USSR prompted an American-Soviet alliance, and, in October of 1941, the Allies agreed to extend Lend-Lease deliveries to Moscow.  This aid began when the USSR needed it most; by the end of that October, the cities of Kalinin (now Tver) and Kaluga had fallen in the Nazi campaign to take Moscow.  For the Soviets, morale and supplies were running low.

November 1941 marked the first shipment of U.S. equipment to the Soviet Union via the Northern Sea Route.  This icy shipping lane runs from American and British Atlantic ports to two north Russian port cities:  Murmansk, which borders the Barents Sea, and Arkhangelsk, which sits on the mouth of the Northern Dvina River and the White Sea.  Taking anywhere from 10 to 14 days, the route provided the most direct connection between the Soviet front lines and the outside world. In that first shipment, the U.S. carted 79 light M-3 tanks, 59 Curtis fighter planes, nearly 1,000 trucks, and upwards of 2,000 tons of barbed wire more than 2,000 nautical miles.

Although the Northern Sea provided the shortest route to Russia, it was also the most treacherous crossing.  Luftwaffe bases on the coast of Norway, at the time under Nazi occupation, provided a jumping off point for German air force attacks on convoys; while underwater, U-boats posed a constant threat.  To avoid these attacks, Allied convoys tried to navigate further north.  However, as ships moved closer to the pole, it was the ice and snow rather than the Axis powers that interrupted transit. Additionally, during the winter, the White Sea freezes over; this forced the Allies to suspend shipments to the better-equipped of the two ports, Arkhangelsk, until May.  Escort ships faced an additional difficulty.  With smaller fuel tanks than the more slow moving transport ships, escort ships needed to conserve fuel to outrun enemy forces or stage diversions.  Despite these difficult conditions, the convoys persevered and delivered much-needed Lend-Lease equipment and supplies to assist the Soviet forces in the war against fascism.

День поминовения в США: мы никогда не забудем погибших.

За многие годы у меня скопилось большое количество шляп и головных уборов. Некоторые шляпы я носил в юности. Другие мне достались по наследству. А какие-то шляпы мне подарили или они были куплены в качестве сувениров в разных странах. Сейчас в моей коллекции их насчитывается около 250 штук. В Спасо-хаусе есть специальная комната, где хранится моя коллекция. Один из экземпляров мне особенно дорог - это подарок моего отца Флойда Теффта, который жил в городе Мэдисоне, штат Висконсин. Это его фуражка военного лётчика США. Во время Второй мировой войны он воевал на фронтах в Италии и в Северной Африке. Когда началась война, отец учился на юридическом факультете, ему было 18 лет,  но он пошёл добровольцем. Каждый год, когда мы отмечаем День поминовения, я думаю о нём. Я также думаю об отце моей жены Ловисе Челлитти, который жил в городе Ливуде, штат Канзас. Во время Второй мировой войны сразу после проведения воздушно-десантной операции в Нормандии (День D) мой тесть служил в подразделении, которое построило посадочную полосу для истребителей Р-47 “Тандерболт” и обеспечивало непосредственную авиационную поддержку американским силам.





(Слева направо) Мой отец Флойд Теффт и мой тесть Луис (Фил) Челлитти


Мы с супругой часто вспоминаем о наших отцах, особенно в День поминовения. Их уже нет с нами, но мы чтим их память и гордимся их службой.


В начале моей дипломатической карьеры я получил назначение в посольство США в Италии в военно-политический отдел. В мои обязанности входило наблюдение за работой американской Комиссии по сохранности военных памятников, задачей которой является поддержание памятников нашим воинам в хорошем состоянии.  Американское кладбище во Флоренции занимает 70 акров. Думая об этом кладбище, о подвиге наших солдат, похороненных там, я вспоминаю слова бывшего госсекретаря США Колина Пауэлла:


        «На протяжении многих лет Соединенные Штаты посылали лучших своих сынов и дочерей навстречу опасности, чтобы бороться за свободу далеко за пределами наших границ. Единственное количество земли, которое мы когда-либо просили взамен, это чтобы возможно было похоронить всех тех, кто не вернулся».




Каждый год Россия вспоминает своих героев в День Победы. Мы, американцы, тоже отмечаем в мае День поминовения, чтобы почтить всех граждан Америки, погибших в разных войнах. В одном из своих многих писем Авраам Линкольн сказал то, что я думаю, отражает настроения россиян и американцев в дни этих праздников:


        «Честь и хвала солдатам и матросам, которые служат делу своей страны. Честь и хвала также и гражданам, заботящимся о своих братьях на поле брани и служащим в меру сил тому же делу».


У Дня поминовения есть ещё одна традиция. В этот день начинается летний сезон, и все члены семьи собираются вместе: организуют пикники, барбекю, играют в бейсбол. Это одно из замечательных свойств этого американского праздника, когда в один день американцы воспоминают о погибших и вся семья собирается вместе, чтобы провести вместе время. Каким-то образом мы сочетаем и то, и другое. Так давайте вспомним тех, кто сражался и умер за свою страну, но также поздравим тех, кто живет сегодня благодаря жертвам героического поколения. Мы никогда не забудем погибших.




Collapse )
Ambassador Tefft

Мы чтим «величайшее поколение» Второй мировой войны

В преддверии празднования 70-летия победы над нацистской Германией мы вспоминаем о гигантских жертвах, принесённых отважными солдатами и гражданами, чьими усилиями была достигнута эта победа.

В нашей стране чтят этих людей как «величайшее поколение» – поколение американцев, переживших великую депрессию 30-х годов, а затем храбро сражавшихся и разгромивших страны «оси» во Bторой мировой войне. Мы чтим не только миллионы американских военных, но и тех мужчин и женщин, которые работали на военных производствах: строили корабли, самолёты и делали боеприпасы.



       
Мой отец Флойд Теффт.         Мой тесть, Луис (Фил) Челлитти.



Это было поколение моего отца, Флойда Теффта, который служил в армейской авиации радиотехником на бомбардировщиках, которые наносили удары по силам противника. Сначала он  служил на севере Африки, затем на Сицилии и с частью тылового обеспечения продвигался на север по Апеннинскому полуострову.

Это было поколение моего тестя, Луиса (Фила) Челлитти, который обслуживал истребители P-47 Thunderbolt, обеспечивавшие непосредственную авиационную поддержку во время высадки союзников, в результате которой германская армия была изгнана из Франции в 1944 году. Он высадился в Нормандии через две недели после первой волны операции «Оверлорд» и находился в Сент-Мер-Эглиз – старинной французской деревушке, в районе которой происходила высадка десанта, показанная затем в фильмах «Самый длинный день» и «Спасти рядового Райана». Фил участвовал в постройке временной посадочной полосы для самолётов союзников в непосредственной близости от этого населённого пункта, а затем много месяцев работал там, обслуживая американские самолёты.


Истребители P-47 Thunderbolt.



Они были в числе миллионов американцев, сражавшихся во второй мировой войне на европейском и тихоокеанском фронтах. Этот опыт навсегда изменил их жизни и жизни их семей. Мы с Мариэллой (моей женой) чтим героизм и самоотверженность солдат, сражавшихся одновременно за освобождение европейцев от нацистского ига и за безопасность Америки. Мы чтим наследие наших матерей и всех тех, кто приносил жертвы на алтарь войны, живя по карточкам на сахар и мясо, собирая металлолом или работая на заводах, выпускавших продукцию для фронта.


Высадка союзных войск в Нормандии 6 июня 1944.



Великий американский президент Авраам Линкольн как-то сказал о ветеранах: «Честь солдатам и матросам, которые служат делу свой страны. Честь также и гражданам, заботящимся о своих братьях на поле брани и служащим в меру сил тому же делу».

Реконструкция высадки союзного десанта на церкви в Сент-Мер-Эглиз.



В Америке, как и в России в День Победы, мы чтим наших ветеранов в такие годовщины, как День Победы в Европе, День поминовения, День ветеранов и во время парадов в День независимости. Отдавая дань уважения памяти тех американцев, в том числе наших отцов, которые сражались на фронтах войны, мы с Мариэллой также с глубоким уважением относимся к тем громадным жертвам, которые принёс советский народ в Великой Отечественной войне.


C генералом МакКлинтоком на церемонии возложения венка к мемориалу «Дух Эльбы» на Поклонной горе.



Я работал послом в России и в трёх бывших советских республиках, и тема их героизма и жертв близка и понятна мне. Я считаю своим долгом возложить венки к мемориалам солдатам той войны. Никто не ставит под сомнение, что Советский Союз, который выстоял после разрушительного вторжения и ужасной оккупации, принял на себя основные тяготы второй мировой войны в плане человеческих и материальных потерь.

В 70-ю годовщину победы союзников над войсками нацистской Германии мы мысленно обращаемся к тем, кто мужественно сражался за освобождение Европы. Я надеюсь, что в юбилей победы мы сможем отодвинуть наши разногласия по другим вопросам на второй план и вместе воздать дань уважения тем бесстрашным солдатам всех национальностей, которые спасли этот континент от нацистского господства.


Мы с главой администрации Сергиева Посада на церемонии возложения венка у Мемориала Славы.



Мы воздаём дань памяти воинам союзников, погибшим в ходе высадки в Нормандии. Мы чтим мемориалы – в России и в бывших советских республиках – в память о погибших в исторических битвах, таких, как сталинградская битва и битва за Берлин. И мы оплакиваем миллионы гражданских жертв войны.

США не забыли того наследия. В зале карт Белого дома имеется «карта положения дел на фронтах войны», которая была подготовлена для президента Франклина Рузвельта 3 апреля 1945 года – всего за девять дней до его смерти и за три недели до встречи американских и советских войск на Эльбе.

Трагично, что сам Рузвельт не дожил до победы союзников. Его преемник Гарри Труман назвал своего предшественника «героем борьбы за справедливость и свободу». В той же речи, произнесённой всего через несколько дней после смерти Рузвельта, Труман выразил  то чувство благодарности, которое мы испытываем по отношению к ветеранам второй мировой войны: «Мы в неоплатном долгу перед героическими сыновьями и дочерьми Америки, служившими нашей стране. Они заслужили нашу вечную благодарность».


Collapse )